«Дай, Господи, нам чистоту мыслей такую, чтобы видеть в каждом человеке образ и подобие Божие, красоту божественную видеть и радоваться этой красоте».

схиархим.Зосима

Школьные годы: отрок исповедник

Студент ветеринарного техникума 1961-1964 г. г. Красногоровка

Так возрастал Ванюша в вере и добродетели, согретый заботой и душевным теплом благочестивой матери, в атмосфере любви и доброжелательства малого стада Христового.

Когда же достиг мальчик школьного возраста, пришёл час ему в полноте испытать злобу человеческую, наступило время его исповеднического подвига, мужественного стояния в вере перед "просвещёнными" богоборцами (ведь советская школа была рассадником воинственного атеизма). И ни разу этот хрупкий, болезненный ребёнок не отошёл от Господа, явно укрепляемый свыше на это бескровное мученичество благодатью Божией. Никогда он не надел на себя ни значка октябрёнка, ни пионерского галстука, ни комсомольской атрибутики, несмотря на оголтелую пропаганду и откровенную травлю: "У меня всю жизнь была одна партия, - говорил Старец, - это Матерь Церковь, у меня был один партийный устав - это Евангелие и Закон Божий... Надо мной в школе очень издевались, за то что я в Церковь ходил. Перевоспитывали учителя, привлекали школяров: вы там побейте этого попа, чтоб он в церковь не бегал!» "Поп" или "батюшка" - вот школьное прозвище Ивана.

"Батюшка, благослови!" - не раз дурачились одноклассники, как бы склоняя головы под благословение. А Ванюша серьёзно-серьёзно посмотрит - и по-иерейски благословляет. Нельзя не удивляться, с какой благостью и великодушием терпел богомудрый отрок все издевательства исполнительных школьников: его бьют, бьют - аж умаются, а он в конце этого воспитательного процесса кротко улыбнётся и скажет: "Ну ладно, хватит. Давайте я буду вас благословлять". Так с детства он научился побеждать всех своих врагов кротостью и любовью.

Как-то вызвали юного "попа" к директору прямо с первого урока - на беседу: о Церкви, о Боге и о светлом коммунистическом будущем. Толковали с ним на продолжении всех занятий подряд без перерыва.
- Товарищ директор, уже шестой урок кончился, - просится мальчик. - Ребятишки домой пошли, мои учебники порастаскают.
- Да-да, Ванюша, хорошо... Значит, ты в Церковь ходить больше не будешь?
- Ну, конечно, сегодня не пойду.
- Ну, а что - пойдешь ещё?
- Так завтра же Покров - всенощная, как же, надо идти - Богу молиться. Бедный директор от волнения сразу за папиросу - 6 часов напрасный разговор был... А разумный не по возрасту отрок уже его поучает:
- Товарищ директор, курить при учениках нельзя - плохой пример подаёте...
- Иди, иди - вон с глаз моих! - только и сумел сказать в ответ старый работник политфронта (записано по воспоминаниям Батюшки).

Однажды директор с целой учительской делегацией нагрянули к "заблудшему" ученику прямо на дом: "Ванюша, покажи нам свой ученический уголок, где ты уроки делаешь".

Не растерялся отрок, подошёл ко святому углу и дерзновенно произнёс: "Я, когда приступаю к урокам, всегда так делаю: Господи, благослови! - и при этих словах перекрестился на иконы, приложился ко Кресту и св. Евангелию и спросил непрошеных гостей: "А вы так делаете? Надо, чтобы и вы так поступали...".

Не нашлись, что ответить боголюбивому отроку жрецы коммунизма: поняли, что они попросту тратят время - и молча вышли из хаты.

Так ещё в детстве Господь о.Зосиме подавал ту богопросвещённую мудрость, перед которой не могли устоять идолы человеческих сердец.

Чем больше Ванюшу обижали, били и перевоспитывали, тем больше он укреплялся в вере. "Гонимый, ненавидимый, шёл и шёл я в храм Божий, - вспоминал Старец, - бесу на зло... Батюшке Алексию сказали не пускать меня, иначе церковь закроют, а его выгонят... Так я окольными путями, огородами (чтобы никто не видел) за 2 часа приходил в церковь, прятался под лестницей, чтобы только побывать на службе...".

Уже тогда Церковь Христова стала главным смыслом его жизни.

В каких грехах только не обвиняли верующего мальчика, но всегда его спасало одно обстоятельство - учился он на "отлично", а сочинения писал лучше всех, так что даже их печатали в "Учительской газете" как образцовые.

Во всех учебных дисциплинах он показывал глубокие познания. И это была характерная черта Старца - жажда знаний, до последнего вздоха, казалось, не было темы, которая его б не интересовала...

И конечно же, особенно много Ванюша читал душеспасительных книг. У них дома была собрана огромная (как на те времена) православная библиотека. В семье внимательно следили за духовным образованием мальчика: он читал жития святых, а потом должен был тщательно пересказать прочитанное. Так уже в детстве он несколько раз перечитал этот неисчерпаемый кладезь духовной мудрости - "Жития святых" Димитрия Ростовского. И этот православный эпос живыми образами запечатлелся в его памяти на всю жизнь.

Настольной книгой детства и юности о.Зосимы, из которой он черпал, как драгоценные небесные жемчужины, благодатные мысли и чувства, был духовный дневник св. Иоанна Кронштадтского "Моя жизнь во Христе". В золотом переплёте, с дарственной надписью самого о.Иоанна, она лежала в их доме вместе со св. Евангелием - во святом уголке, под иконами.

Как вспоминал Батюшка, в их семье особо благоговели и дорожили этой книгой; читая "Мою жизнь во Христе", благочестивый отрок как бы молитвенно общался с самим Богоносным Пастырем: "Маменька меня всегда учила: "Ты дитё, подойди, помолись, перекрестись и открой наугад книгу. Что тебе о. Иоанн Кронштадтский скажет - так и поступай... Всегда подойду, малый, открою книгу, помолюсь, почитаю: "Мама, мне то и то говорил дорогой Батюшка". "Вот так и поступай, дитё...".

Познавши опытно пользу от такого общения с этой чудной книгой, Старец впоследствии многим советовал: "Не знаете как поступать? Помолитесь - и откройте книгу "Моя жизнь во Христе", и о.Иоанн Кронштадтский вразумит вас, у него найдёте ответы на все ваши вопросы...".

Однажды к семейству на дом нагрянула с обыском милиция. Забрали всё: и иконы, и духовные книги, которых насобирался целый мешок. "Моя жизнь во Христе" лежала на самом видном месте - на столе. "Заберут, непременно заберут!" - Ванюша аж побледнел от волнения за свою любимую книгу. Но чудесным образом сыщики, которые в каждую щель заглядывали, её-то и не увидели.

Со школьных лет Господь сподобил будущего Старца пользоваться и живым, личностным примером святого пастырского служения Богу и людям. В Авдеевский храм пришёл служить отец Димитрий (Песков), ревностный проповедник и молитвенник, обладавший даром благодатного рассуждения, у которого и стали окормляться духовные чада Иоанна Кронштадтского.

Отец Димитрий сразу полюбил благочестивое семейство Сокур: сестёр он благословил печь просфоры, а Ванюша пономарил у него в алтаре - ему многоопытный пастырь уделял особое внимание, видя в нём восходящее светило церкви. И когда Иван уже учился в семинарии, о.Димитрий всегда духом как-то предузнавал, когда тот должен приехать, и с радостной улыбкой своей пастве сообщал: "Вот, завтра к нам Ванюша приедет...".

Любимым отдыхом христолюбивой семьи было паломничество по святым местам: поклониться святыне, поговеть, причаститься, чтобы укрепиться благодатью и обновиться духом на земном пути к Небесному Отечеству. Как-то, когда Мария с сыном приехали в Почаев, они подошли под благословение преподобного Кукши, который в то время уже подвизался в Почаевской Лавре. Преподобный, благословляя Ванюшу, пророчески рассказал всю его жизнь: будешь священником, монахом и схимником... Схимник же - молитвенник за весь мир, печальник о грехах человеческих.

Но для того, чтобы исполнились эти слова святого Прозорливца, Ивану Сокуру надо было преодолеть немало преград коммунистической системы, где судьбу каждого способного юноши решал "особый отдел". С приходом к власти Хрущёва начался новый период гонений на Церковь. Вновь закрывались храмы, монастыри, а жизнерадостный Никита Сергеевич обещал советскому народу показать по телевизору последнего попа.