«Дай, Господи, нам чистоту мыслей такую, чтобы видеть в каждом человеке образ и подобие Божие, красоту божественную видеть и радоваться этой красоте».

схиархим.Зосима

Проповедь в Великий Понедельник

20 апреля 1997 года

По милости Божией, завершением сегодняшнего богослужения мы вступили в великие святые дни спасительной Божественной Страстной седмицы. Окончилось торжественное Вербное воскресенье, и мы слышим чудные слова: «Грядет Господь на вольную страсть нашего ради спасения».

В Великий Понедельник Церковь вспоминает праведного Иосифа Прекрасного из Ветхого Завета, одного из двенадцати сыновей патриарха Иакова. Он своими невинными страданиями, своим терпением победил врага. Он явился прообразом невинно страждущего за всех нас Христа Спасителя, почему Церковь его первым вспоминает на Страстной седмице.

Праведный ветхозаветный патриарх Иаков имел двенадцать сыновей. Сыновья занимались скотоводством, пасли стада отца. А при Иакове был младший сын, юноша Иосиф, самый любимый. Он никогда не отлучался из дома отца, будучи ему великим утешением в его глубокой старости. Патриарх Иаков очень любил своего юнейшего сына и боялся отпустить его от себя. Вместе с тем Иосиф особое предназначение Божие имел. Ему особые сны снились, которые настораживали каждого из живущих в доме: то поклонялись ему одиннадцать звезд на небе, то луна и солнце, то колосья поклонялись. Тайная зависть в братьях зрела к Иосифу. Они сказали: «Так что? Мы будем кланяться тебе – отец с матерью и братья твои?»

Зависть – матерь всех пороков. И у братьев тайная ненависть к праведному юноше Иосифу развивалась. И вот однажды, когда они долго не появлялись домой, отец их Иаков встревожился, почему долго известий нет от них, и послал Иосифа в пустыню разыскать братьев своих – здоровы ли они, все ли благополучно со стадами скота? Иосиф нашел братьев, пасущих скот. И они, увидев издалека, узнали его. И здесь диавол, как в Иуду Искариота вселился, так и в них вселился. Решили они расправиться с братом: «Что, мы поклоняться ему будем? Что это, отец с матерью будут ему поклоняться? А он над нами будет властвовать? Не будет этого!» И когда с улыбкой приветливой юноша Иосиф приблизился к братьям, они накинулись на него, как звери, и хотели убить его. Взмолился Иосиф: «Братья! Я ж вам плохого ничего не сделал! Я с радостью от отца пришел к вам!» Но такое у них было жестокое, завистливое, неистовое сердце, что они задумали погубить его немедленно. Но тут старший брат сказал: «Не будем проливать крови брата нашего. Лучше мы его бросим в ров, пусть он естественной смертью умрет». Сняли с Иосифа одежду и нагим бросили его, юного, в ров глубокий, большой – чтобы он там умер голодной смертью. Тяжкие страдания перенес юноша. А братья думали: «Как мы скажем отцу, куда делся Иосиф?» И решили зарезать козленка, одежду Иосифа вымазать его кровью и сказать отцу: «Вот мы в пустыне нашли одежду. Признали, что это одежда брата нашего, юного Иосифа. Наверное, шакалы или волки растерзали его, и он погиб в пустыне». Так они и сделали.

В этот момент караван купеческий верблюжий двигался медленно через пустыню. Купцы направлялись в далекую страну Египет. Братья решили: «А чего он будет пропадать, погибать? Лучше мы продадим его в рабство, еще и деньги за него возьмем! Его увезут в далекую египетскую страну, и никто о нем не узнает». Вытащили из рва Иосифа, подошли к купцам. Те увидели юношу прекрасного, тело его юное оценили. Дали довольно денег братьям, погрузили его на верблюда и повезли далеко от дома отчего, от отчизны, от семьи, от его любимых братьев и отца с матерью.

Возвратились братья к Иакову в дом печальные, с притворными слезами. Сказали ему: «Отец! Прости! Такое горе тяжкое свершилось! Нет больше сына твоего, юного Иосифа. Увидели мы в пустыне только одежду его окровавленную и привезли ее тебе».

«Горько и неутешно плакаше, – как сегодня говорят нам священные песнопения, – Иаков о лишении Иосифове», о том, что уже никогда не увидит любимого сына своего. И эта неутешная горькая скорбь стрелой поразила отчаянием сердце Иакова престарелого. На этом заканчивается первая часть жития праведного Иосифа.

Далекий Египет. Шумный рынок невольничий. И здесь ходят египтяне, выбирают себе юных рабов, чтобы обслуживали дома их. На этот невольничий рынок привезли купцы юного Иосифа и поставили его в ряд. Приглянулся он одному богатому египтянину по имени Пентефрий, и тот за большую цену купил его, ибо красивые рабы-юноши особенно дорого ценились на невольничьем рынке.

Привел юношу в дом свой и стал тот рабом-невольником. Пентефрий полюбил Иосифа и доверял ему, ибо он очень умный был и мудро вел хозяйство египтянина, управлялся со всей прислугой. Иосиф был прост, послушен, никогда ни с кем не спорил, не доказывал своего. Полное послушание и смирение было у него в жизни, почему он и покорил сердце египтянина, и сделал тот Иосифа управляющим дома своего.

Но враг не спит – влюбилась в него жена Пентефриева. Воспылала к нему блудной страстью, к этому юному красавцу-рабу. Все знают, что такое жуткая бабья блудная страсть. Зверем тогда становится баба, самым страшным, коварнейшим существом становится! (Многие читали о жизни преподобного Моисея Угрина – как над ним, красавцем тоже, жутко издевалась баба.) Точно такая же страсть неуемная, неудовлетворенная чувствовалась в этой жене египтянина. Она любым способом старалась овладеть Иосифом: заигрывала, прикасалась к нему. Дошло до того, что даже раздевалась перед ним. Но Иосиф имел страх Божий, боялся Бога и знал, что блуд – тяжкий грех и ведет к погибели. И не совершил греха никакого, а убегал от неистового блудного разжения бабы этой. Она еще больше приставала и неистовствовала на Иосифа. И сама к нему кинулась в объятия, желая удовлетворить свою блудную страсть. Иосиф не прикоснулся к ней. Тогда одежду она оставила в комнате, обнаженная выскочила и кричать стала, что ее хотел изнасиловать раб. А это смертно наказуемое преступление было в Египте, когда раб пытался насилие совершить над господином или госпожой своей. Крик, шум, сбежались все. Хозяину донесли о том, что раб хотел совершить надругание над его женой. Гнев, тюрьма и неминуемое ожидание суда египетского и казни. Иосиф невинно томился в тюрьме. Не мог он доказать своей правоты, своей невинности.

Но его отец и Закон Божий учили кротости: все испытания переносить смиренно, не оправдываться, зная, что придет время и Бог оправдает, и Бог возвысит невинно страждущего человека. В тюрьме с ним находились за свои провинности фараоновы хлебодар и виночерпий. И снятся им сны интересные, загадочные, которые отгадал им Иосиф полностью. Одному он сказал, что тот погибнет, второму сказал, что он будет прощен, оправдан и много лет проведет при дворе фараона, что и случилось. Только просил его Иосиф: «Когда придет время твоей славы, замолви обо мне словечко. Ведь я совершенно невинно томлюсь в этой тюремной камере».

Господь чудные творит дела в жизни каждого человека. Однажды фараону приснился странный сон: семь тучных коров паслись на берегу реки Нил. Вдруг пришли из реки тощие коровы, накинулись на этих, пожрали их, но сами не стали тучными. – Что это такое? Да мало ли чего приснится? Вторую ночь опять снится: семь тучных колосьев накинулись на семь тощих колосьев. «Что за смысл? – фараон подумал. – Семь – число символическое: семь тучных, семь тощих и потом опять тучных… Что это значит?» Созвал всех мудрецов на гадания свои и всех спрашивал, что бы могли означать эти сны? Никто не мог отгадать. Все в недоумении пожимали плечами. Тогда фараон сказал: «Если кто отгадает, награжу его щедро: государственным мужем сделаю, приближу к себе». Весь Египет задумался: что это с фараоном, царем нашим? И здесь виночерпий, который находился в темнице с Иосифом, вспомнил о нем и говорит царю: «Царь! У тебя в темнице невинный человек страждет. Юноша по имени Иосиф. Он нам точно все предсказал: один из нас погиб, а я при тебе в лучах славы. Не послать ли за ним? Он тебе все растолкует».

Пришли царедворцы, отворили темницу. Помыли Иосифа, одели в одежду приличную, за руки вывели, привели в царский двор и поставили перед очами царя, фараона египетского. Объяснили Иосифу, зачем привели его. Он помолился Богу Всемогущему, чтобы вразумил и умудрил, ибо без молитвы невозможно ничего толково сотворить и объяснить. Помолился Иосиф и сказал царю: «Эти сны нам говорят вот о чем: семь лет будет обильнейший урожай в стране, все будут пресыщены урожаем. Но за ними, за этими семью годами, будет семь тяжелых лет неурожая, а затем вновь семь лет будет хорошо. И мой добрый тебе совет: когда некуда будет девать урожай, собери его в житницы царские и сохрани, и ты не дашь погибнуть стране и народу своему в голодные годы».

Послушал царь, поверил праведному Иосифу и поставил его начальником над житницами страны. Семь лет урожайнейших было. Ели, пресыщались, скот весь упитанный был. А Иосиф строил каменные житницы и собирал излишки урожая за бесценок. Над ним смеялись: «Да мы ж того не съедим, оно ж погибнет у вас там». Молча, мудро, молясь Всемогущему Богу, собирал Иосиф урожай в житницы.

Кончились семь лет урожайных, начался голод – семь лет неурожая. Первый год еще как-то продержались старыми запасами, на второй почувствовался голод – люди стали роптать, попрекали царя: «У него житницы там!» И начал грабить народ злой царские запасы. Фараон, пораженный прозорливостью Иосифа праведного, возвысил его до великого министра, одел в дорогие одежды златотканые. И уже невозможно было узнать того юного Иосифа – загоревший до черноты под лучами египетского солнца, одетый в блистающие золотые одежды важный сановник…

Голод докатился и до земли израильской, где жил Иаков со своими сыновьями. У Иакова еще была радость после Иосифа – самый младший сын Вениамин. Берег Иаков Вениамина как зеницу ока, чтобы не потерять его безвременно, как потерял Иосифа. Никуда его не отпускал от себя, боялся разлучаться с ним. Но все равно Иаков ежедневно вспоминал Иосифа и обнимал омоченную кровью одежду его – она постоянно находилась в его келии, у постели. Оплакивал Иаков потерю сына своего, вытирая слезы отцовские одеждою, как он думал (как рассказали ему, а он поверил), безвременно погибшего сына своего.

Докатился голод и до них – нечего есть. Они услышали, что в Египте продается недорого хлеб. Тогда решил отец направить сыновей своих в Египет:

«Пойдите, купите хлеба, чтобы пережить нам голод». И братья отправились в дорогу. С Иаковом остался только Вениамин, любимейший сын его.

И как чудно далее повествует нам Библия о встрече Иосифа с братьями, не узнавшими поначалу в надменном царедворце брата своего, проданного ими в рабство! О том, как испытывал Иосиф братьев своих, как в конце открылся им, не мстил, не упрекал их! Как встретился с отцом своим, престарелым Иаковом, и как поселилась семья Иакова во Египте! На Руси особенно любили читать жизнь сего святого великого праведника Иосифа. Почему Церковь в Великий Понедельник вспоминает этого невинного ветхозаветного страдальца? Он явился прообразом невинного страдания Христа Спасителя. Так же, как Иосиф – двенадцать братьев, имел Христос Спаситель двенадцать учеников, и предателя Иуду среди них. Невинно продан был Христос за сребреники, как и Иосиф некогда продан был за сребреники братьями. И как Иосиф победил все искушения, чистоту сохранил, покорность воле Отца Небесного сохранил во всем, не возроптал на Бога, точно так и Сын Божий покорно перенес и поношения тяжкие, и поругания, и бичевание, и заушение, и оплевание. Никакого ропота не было на волю Отца Небесного.

«Не как Я хочу, а как Ты хочешь, Отче», – говорит Христос в Святом Евангелии. И здесь Ветхий Завет перекликается с Новым Заветом. И эти великие образы невинных страданий учат нас чему? Как праведный Иосиф невинно страдал, как невинно страдал Богочеловек Христос Спаситель, Господь наш.

И нам так же в жизни дает Господь страдания, испытания, невинные гонения, но чтобы мы не роптали, не обижались, но все переносили терпеливо, с покорностью воле Божией: «Не как мы хотим, но как Ты хочешь, Отче». Вот этой покорности воле Божией учит нас образ ветхозаветного праведника Иосифа.

Вразуми нас, Господи, все в жизни переносить покорно, смиренно, не возгордившись своими добродетелями. Как мы гордимся, как тот фарисей: «Вот я пощусь! Вот я молюсь! Вот я не такой, как тот мытарь! Я подаю милостыню на храм! Я бедным помогаю!» – и все прочее. Ложь это все перед Богом. Бедный грешник мытарь бил себя в грудь, говоря: «Боже, милостив буди мне, грешному!» И Господь оправдал его, помиловал, простил его.

И нас, Господи, вразуми смиренно поститься, не тщеславясь, что мы пост держим. Смиренно молиться, чтобы не тщеславились, что мы молитвенники.

Смиренно и трудиться, чтобы не говорили, что если бы я не работал (не работала), ничего тогда не совершилось бы. Смиренно и служить. Не гордиться ни помыслами, ни знаниями – ничем. Смиренно, как Божий Сын Спаситель нес крест и нам повелел свой крест смиренно нести, как нес его праведный Иосиф. Смирением своим, скромностью мы победим тщеславие, мы победим диавола и станем свидетелями славы Божией.

Молитвами праведного Иосифа Прекрасного, память которого в Великий Понедельник мы празднуем, с помощью Божией и всех угодников Божиих, которые мужественно, спокойно пронесли крест свой, победив врага, и нам помоги, Господи, основного врага – гордыню и тщеславие – победить и смиренно нести крест, безропотно, никого не обвиняя. Как сейчас модно говорить – поробили нам, и прочее. Ложь это все греховная перед Богом. На все есть воля Божия: «Не как мы хотим, но как Ты, Отче наш Небесный, даешь нам, да будет воля Твоя и в нас».

Вразуми нас, Господи, на чудных примерах из книг Ветхого Завета учиться этой кротости, этой чистоте жизни. Вряд ли кто выдержал бы это искушение из здесь стоящих, когда красавица женщина сама на тебя бросается. И какой страх Божий имел в душе Иосиф, хоть и невинно страдал от беса блуда разбушевавшейся женщины! Вот что такое чистота, страх Божий. Не воспитал бы отец в сыне своем страха Божия, он бы совершил тяжкий грех, и память его погибла бы с шумом, как и прочих грешников, до него погибших. Почему и Церковь бесконечно напоминает ветхозаветные слова из псалма: «Придите, чада, страху Господню научу вас». Страх Божий не есть животный страх – чего-то бояться, зверя какого-то, благоговейный страх перед величием Божиим.

Когда мы видим великого человека, у нас не животный страх, а благоговение: какая великая жизнь добродетельная! Вот этот величественный страх Божий и боязнь согрешить в мерзости греховной своей да сопутствуют нам в жизни нашей духовной. Задумаемся все над житием праведника. А кто желает восполнить, почитай Библию, уразумей красоту подвига праведного Иосифа. И если трудности, искушения какие-то, уныние нападает – помолись, попроси помощи, чтобы помог он тебе побороть эти искушения блудные, победить диавола. Чтобы не нами диавол руководил, как куклой какой-то в кукольном театре, а чтобы мы победили диавола, отогнали от себя. Кротости и смирения больше всего диавол боится. Смирение – самое страшное оружие. Скажи смириться врагам, враждующим друг с другом скажи: умиритесь. Ого! Что угодно будут делать! Даже на примере ребенка посмотрите. Набедокурил, скажи ему: «Попроси прощения», а он замкнется, диавол сцепит его уста, как каменный становится. Вот как диавол связывает, чтобы никогда от чистого сердца не сказать: виновен, через меня приключилось это искушение, прости меня! Вот к этому прощению, победе над диаволом да стремимся мы все, молящиеся в храме Божием! И в смирении и кротости помогай нам, Господи, победить всю силу вражию. Аминь.

Часто говорю вам: когда пойдешь на рожон против врага, никогда его не победишь, только сам будешь побежден. Кротость и смирение! Сегодня уступил в чем-то, промолчал, стиснув зубы, завтра Бог тебе поможет, и враг сам отступится. А если еще и не сдаваться, от всего сердца попросить прощения: «Прости меня». – «Бог тебя простит, и я прощаю». Побежден враг полностью, рассыпался, лопнул, как мыльный пузырь. Что вы и слышали из жития преподобных Печерских, как диавол двух монахов разжигал! Как разжигал Тита преподобного и диакона Евагрия, как они возненавидели друг друга! Вначале такие неразлучные друзья были! Потом такую диавол ненависть дал им, что не могли они друг друга «переваривать», не могли видеть друг друга. Идет Евагрий кадить – Тит отворачивается от него, идет Тит кадить – Евагрий отворачивается. Такая ненависть!

Заболел тяжко Тит, лежит на смертном одре. К нему монахи пришли, а он: «Прощайте, братия. Приведите мне диакона Евагрия, хочу проститься я с ним перед смертью». Пошли, сказали Евагрию: «Иди, умирает Тит уже, зовет тебя. Пойди, он просит, чтобы ты пришел, хочет попросить у тебя прощения». – «Никогда не прощу». Его силой привели. Тит упал на колени и просит со слезами: «Брат, да прости ж меня, грешного. Не хочу с камнем злобы из этой жизни уходить». – «Не прощу тебя вовек ни в этой жизни, ни в будущей», – ответил Евагрий и вдруг пораженный, пал он у одра Тита. Скорчилось все его тело, вывалился язык, пена на губах – мгновенно скончался. Братья в ужасе смотрели, ничего не понимая. Там все таким зловонием наполнилось! В чем дело? Тит начал плакать над ним и сказал: «Братия, когда диакон Евагрий сказал: „Не прощу тебя вовек ни в этой, ни в будущей жизни“, вдруг Ангел огненный явился, поразил его огненными копием, и он упал».

Тогда обычай был хоронить всех братий в пещерах. Но не могли похоронить Евагрия из-за зловония его. Так и закопали его где-то подальше.

Вразуми нас, Господи, доброе, мягкое, кротчайшее сердце иметь. Иосиф не мстил братьям. Он мог бы и в тюрьму их посадить, мог бы и издеваться над ними. Все простил от чистого сердца. И нам, Господи, дай сердце доброе – всех прощать. Прощением победим мы врага. А таить злобу будем – будем слуги не Бога, а слуги диавола. Да сохранит нас всех от этого Господь! Учитесь добрым примерам святой жизни. Аминь.